Мы в Твиттере
Добро пожаловать, Гость! Для того, чтобы просматривать материалы форума и писать комментарии, вы должны быть авторизованы. Если у вас еще нет аккаунта, вы можете зарегистрироваться по этой ссылке.

Оккультизм и христианский эгрегор

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Оккультизм и христианский эгрегор Empty Оккультизм и христианский эгрегор

Сообщение автор Авдий в 6/8/2017, 20:08

Оккультизм и христианский эгрегор


С давних пор официальное христианство не дружит с оккультизмом. Борьба с гнозисом (христианством оккультного толка, тесно связанным в своем развитии с трудами философов-неоплатоников) началась еще в апостольскую эпоху, подтверждение чему можно найти в ряде апостольских посланий. Я не буду останавливаться на догматической и философской сторонах этой борьбы, – о том написаны десятки книг, – а лишь кратко пробегусь по ее истории.

Оккультизм и древняя христианская Церковь
Борьба эта была сложна и неоднозначна. Начнем с того, что Александрийская богословская школа, возникшая во II веке от Рождества Христова, самая, быть может, ученая и авторитетная богословско-философская школа в Древнем Мире после Платоновской Академии, весьма тяготела к неоплатонизму и гнозису, а, стало быть, к оккультизму в современном понимании этого слова. Что нашло отражение в трудах ее прославленного учителя Оригена, весьма почитавшегося современниками, но отлученного от Церкви спустя три столетия после его смерти.

Александрийская школа прекратила свое существование в эпоху возвышения и расцвета Византии, – эпоху имперского христианства, которому требовалось единомыслие в стройных рядах подданных империи (как бы мы сказали сегодня, электората).
Одним из ярчайших и непримиримых противников оккультизма был самый авторитетный и уважаемый христианский богослов всех времен и народов – святитель Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийской, живший в IV веке. К его точке зрения, безусловно, стоит прислушаться. Есть только одно «но»: позиция Василия Великого оттачивалась в живой полемике с философами-язычниками и еретиками-арианами и была результатом напряженной работы его могучей мысли. Сам Василий был широко образованным человеком, философом – в то время это означало античным философом, астрономом (читай – астрологом), врачом – в то время медицина была неотделима от знахарства и магии, – и даже, со скидкой на древность, естествоиспытателем, на опыте познающим природу. Однако после смерти Василия его мысль «окаменела», превратившись в церковный канон, в такое-то постановление такого-то Собора. Многие ли из нас знакомились с доводами Василия Великого и его ученых оппонентов, читали их оригинальные труды? Современные христианские богословы ссылаются на авторитет, зачастую не утруждая себя анализом аргументов…
Так буква убивает дух, – это неизбежно, это было всегда и пребудет вовеки. Но это не значит, что дух превратился в букву, – нет, дух непобедим и неуловим, только вот там, где к власти приходит буква, духа уже нет – ускользнул. А значит, надо искать, двигаться вперед, в неведомое. Жизнь и мысль, в отличие от социальных структур, не каменеют и не делают остановок. Пусть Василий Великий хорош, – но даже он не окончательная Истина.

Неоднозначное Средневековье
Итак, двинемся дальше. В Средние века, притом что оккультизм и магия были напрочь отринуты церковным каноном, многие образованные «князья церкви» и ученые монахи (а тогда практически все серьезное образование было сосредоточено в монастырях) отдавали дань профессиональным занятиям астрологией, алхимией и другими оккультными дисциплинами. А как бы иначе создавались календари (Юлианский, Григорианский), развивалась медицина, математика (пришедшие в Европу от мусульман-арабов), металлургия и т.д.? Человеческая мысль не знает передышки, но ей нужно за что-то уцепиться, нужна методологическая база, основа, – и эту основу ей давал ушедший в подполье, но не побежденный оккультизм. Рамки официального христианского богословия оказались чересчур тесноваты.

Любопытный пассаж, посвященный астрологии и предсказаниям астрологов, можно найти у ученого византийского монаха, умелого царедворца, тонкого философа и блестящего писателя, большого умницы и острослова Михаила Пселла, жившего в XI веке. Вот что он пишет с неплохим для православного монаха знанием дела:
«В то время было немало людей, посвященных в сию науку (астрологию). Эти мужи – я был знаком с ними – не очень-то ломали голову над расположением и движением светил на небосводе, … но попросту устанавливали центры, выясняли нисхождение и восхождение Зодиака и все, что с ними связано, я имею в виду планеты – хозяева домов, а также места и границы фигур и какие из них благоприятны, какие неблагоприятны, и предсказывали будущее тем, кто к ним обращался с вопросами, причем некоторые из них даже отвечали впопад. Я рассказываю о таких вещах, поскольку сам знаком с этой наукой, издавна ею занимался и помог многим астрологам в определении фигур, но в то же время я не верю, что наша жизнь зависит от движения звезд» [Михаил Пселл. Хронография. Изд. «Наука», Москва, 1978, пер. Я.Н.Любарского].

Увлечение астрологией и алхимией в среде высшего католического епископата было поистине всеобщим. К примеру, папа Иоанн XXII, издавший в 1317 году знаменитую буллу против алхимиков, сам был тайным алхимиком; можно даже предположить, что при помощи нового закона он выявлял адептов, дабы пригласить их для задушевной ученой беседы в подвалы инквизиции.

Святую православную Русь, само собой, оккультное поветрие тоже не обошло стороной. Так, преподобный Максим Грек, причисленный к лику святых в 1988 году, дважды (в 1525 и 1531 гг.) был осужден поместными Соборами как еретик, чернокнижник и турецкий шпион и более 20 лет провел в монастырской темнице, после чего, после неоднократных обращений восточных патриархов, был переведен на покой в Троице-Сергиеву Лавру, где и скончался в 1556 году. Сейчас трудно судить о справедливости обвинений в чернокнижии, но ведь дыма без огня не бывает, – тема, как видим, была в XVI веке весьма актуальной.
Если в недрах официальной христианской Церкви, как Западной, так и Восточной, оккультизм на протяжении столетий продолжал цвести пышным цветом, то что уж говорить о еретических сектах, названных позднее катарами и альбигойцами и весьма тяготевших в своих вероучениях к раннехристианскому гнозису, против которых в XII веке даже был организован крестовый поход?!

Корни современного оккультизма
Я, наверное, шокирую многих, если скажу, что европейский оккультизм в том виде, как мы его знаем, на одну треть вырос из христианской литургии (у католиков – мессы), на другую треть – из еврейской Каббалы, которая, впрочем, родилась в Европе, точнее, в средневековой Испании, оккупированной арабами, и еще на треть – из астрологии, также принесенной арабами. Все остальное – не более чем мифы, красивые, но не слишком обоснованные и правдоподобные.
В самом деле, Каббала основана на арабской десятичной системе счисления и еврейском (читай – арабском) алфавите; ее незыблемая основа – 10 цифр и 22 буквы. В иной системе счисления, с другим алфавитом Каббала была бы иной. А уж на основе громоздких и неудобных римских цифр ничего подобного не создашь и вовсе!
Астрологию, понятно, придумали не арабы, но они, будучи людьми образованными и не столь ограниченными догматами веры, как средневековые христиане, позаимствовав астрологию у других народов, сумели ее развить и дополнить, передав своим победителям и последователям, – за что большое спасибо Крестовым походам!
И, наконец, литургическая, мистериальная, действенная сторона оккультизма – магия. Сколько бы ни ссылались на Гермеса Трисмегиста, царя Соломона, египетские и элевсинские мистерии, – но откуда, спрашивается, все это вдруг стало известно европейским оккультистам XXVIII века: Папюсу, Элифасу Леви, – и их последователям, розенкрейцерам, адептам ордена «Золотой Зари», вплоть до Алистера Кроули и других прославленных магов XX века? В подобных случаях принято ссылаться на некий таинственный фолиант, провалявшийся на чердаке или в подвале тысячу лет и случайно найденный будущим магом (во, повезло!).

Я все же полагаю, что нашлись вещи поосновательнее и понадежнее. Что всегда было под рукой, только вглядись повнимательнее непредвзятым, «незамыленным» взором? Церковная служба! Единственная – со времен уничтоженных в конце IV века элевсинских мистерий, – «живая», действенная мистерия, реальное таинство, причем не засекреченное, а общедоступное, – смотри, изучай, заимствуй! И нашлись умницы и смельчаки, которые учились и заимствовали.

Давайте и мы поищем аналогии.
Магический круг, очищение и освящение магического пространства стихиями (всеми четырьмя или только водой и огнем)? Круг, которым священник обходит храм, кадя кадилом, перед началом службы. А также круг крестного хода вокруг храма с окропление пути святой водой.
Алтарь и основные магические инструменты – жезл, чаша, кинжал, пантакль, соответствующие четырем стихиям: огню, воде, воздуху и земле? Вот точная аналогия: распятие, потир (чаша со Святыми Дарами), копие, которым священник вынимает частицы из просфоры, дискос, на котором выносится просфора.
Семь планет, с которыми имеет дело маг? На престоле в церкви – семисвечник, символизирующий, безусловно, подчинение планетарных сил Единому Богу.
Благовония – те же (ладан, мирра).
Освящение воды, масла, продуктов питания – аналогичны.
Магические талисманы – и христианский крестик.
Даже многие возгласы в ритуалах «Золотой Зари» представляют собой точный перевод возгласов христианского священника на иврит.
Этот список можно продолжить.

А карты Таро! Эта великолепная образно-символическая система, ставшая не только излюбленным инструментом гадалок, но и универсальным символическим языком европейского оккультизма, возникла в Италии эпохи Возрождения на основе христианских символов и образов и была введена в оккультный обиход оккультистами XXVIII века Кур де Жебеленом, Папюсом и Эттейлой.
Словом, я беру на себя смелость утверждать, что современный европейский оккультизм рожден христианской Церковью, оплодотворенной арабским мистицизмом. Впрочем, ребенок оказался весьма неблагодарным, недаром его рождение практически совпало с подростковым бунтом Французской революции. Новый оккультизм поспешил откреститься от своей матери – Церкви, как Церковь прежде не признала права на существование за старым оккультизмом – гнозисом.
На самом деле, не удивительно, что не только Церковь к оккультизму, но и оккультисты к Церкви испытывали неприязнь. Действительно, это ведь так обычно – возненавидеть источник, из которого напился, оттолкнуть ставшего ненужным вчерашнего учителя – устарел, одряхлел, застрял! – и идти дальше. Думаю, что именно поэтому, понимая, сколь многое в его магической системе позаимствовано у христианства, такой лютой ненавистью ненавидел христианскую Церковь Алистер Кроули.
Христианство и оккультизм слишком схожи, чтобы не конкурировать, а жить в мире и согласии.
Дружба – дружбой, а служба – службой

Итак, на первый взгляд, христианство и оккультизм – заклятые враги. И, тем не менее, я заявляю, – и имею для этого веские основания, – что современному христианскому эгрегору весьма интересен оккультизм, – и наоборот.
(Я действительно имею право так утверждать, потому что осуществил, и вполне успешно, эксперимент на себе, являясь одновременно, и уже на протяжении многих лет, звонарем в православной церкви и практикующим предсказателем и магом.)
Христианство, как и всякий достаточно высокий эгрегор, многослойно. Есть высочайший слой божественных и ангельских энергий, а есть земная структура, мало чем отличающаяся от прочих социальных структур. Христиане это знают, разделяя Церковь Христову на «Церковь торжествующую», небесную, и «Церковь воинствующую», земную. На языке оккультизма первую можно назвать высоким или тонким христианским эгрегором, а вторую – плотным или грубым эгрегором, подчиненным высокому, но не тождественным ему по своей этике и, отчасти, идеологии.

Грубый христианский эгрегор, то есть церковная организация, иерархия, приходы, церковные каноны, подавляющее большинство епископата, священнослужителей и прихожан, – непримиримый враг оккультизма, и это, возможно, на века. Однако высокий христианский эгрегор, насколько я знаю на своем опыте, настроен куда миролюбивее и готов к сотрудничеству (что, разумеется, вовсе не означает пересмотра догматов христианской веры). Компромисс – это не предательство, а реалистический учет интересов, и можно смело утверждать, что ныне многие интересы христианства и оккультизма в духовной сфере совпадают или, по меньшей мере, близки.

Оккультизм, в свою очередь, в высокой, духовной части также весьма тяготеет к христианству, поскольку достижения мистического христианства, как философско-богословские, так и практические, касающиеся развития духовных практик и техник, чрезвычайно велики. Союз, я полагаю, не только желателен, но и неизбежен, только вот темпы у эгрегоров не вполне человеческие. Эгрегоры, в особенности высокие, неторопливы: то, что для человека укладывается в несколько минут, у эгрегора может растянуться на пару месяцев, а долгосрочные эгрегориальные программы охватывают столетия. Должно смениться несколько поколений, прежде чем почувствуется результат.
Я уверен, что одно из знамений наступающего эона – сотрудничество высоких эгрегоров. Их не так уж много, можно перечесть по пальцам обеих рук: все мировые религии, некоторые духовно-философские школы, такие как йога, суфизм, дзен-буддизм, западный оккультизм и т.д., искусство (как поиск Красоты), наука (как поиск Истины) да еще, пожалуй, отдельные направления практической психологии.

Высоким эгрегорам договориться между собой не просто, куда труднее, чем отдельным людям. Вот они этому и учатся, – как подобает эгрегорам, основательно и не спеша. Причем внешнему взаимодействию обязательно предшествует внутреннее, в душах немногих, самых развитых личностно и духовно, их служителей и последователей. Именно здесь закладывается основа реального сотрудничества. А уж потом, будучи опробовано внутри этих людей, сотрудничество выходит наружу, выливаясь в различные социальные и культурные проекты.

При этом вовсе не обязательно жертвовать «чистотой веры». А вот требованиями и условностями грубых эгрегоров – придется. Как, скажите, оккультисту-христианину идти на исповедь к священнику, который заведомо придет в ужас от его оккультных занятий? Даже такого батюшку, который его просто выслушает и будет спокойно и трезво ему оппонировать, найти ой как не просто! Однако с этим приходится мириться. Начать перекраивать существующее христианское учение в соответствии со своими представлениями о духовности, истине, устройстве Вселенной и т.д., – это самый бесперспективный путь из всех возможных. Высоким эгрегорам не нужна самодеятельность, – им требуется служение. Не обязательно бескорыстное, но искреннее, честное и преданное.
Поэтому сегодня воцерковленный, то есть регулярно исповедующийся и причащающийся христианин не в состоянии одновременно быть оккультистом, но он может сотрудничать с оккультистами в тех областях, которые не противоречат христианской этике. В свою очередь, практикующий оккультист, если он хочет верно служить своему высокому эгрегору, не вправе приступать к причастию в христианском храме, но он может не только сотрудничать с Церковью Христовой, но и по-своему служить Христу вне его Церкви. Это – магистральный путь духовной эволюции. А что будет завтра, сказать пока трудно, но я надеюсь, что многие формальные барьеры, основным носителем которых является грубый христианский эгрегор, будут со временем преодолены.

Источник: "Открытый клуб практиков".
Авдий
Авдий
Администратор
Администратор

Мужчина Сообщения : 1703
Репутация : 26
Дата регистрации : 2017-07-31

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения